Свидетельство о публикации бесплатно

Рассказы про Рождество для школьников

Рассказы про Рождество для школьников

Рассказы о Рождестве для детей

Рассказы о Рождестве для детей младшего и среднего школьного возраста. Рассказы М. Зощенко, О. Веригина, А. Фёдорова-Давыдова.

Ёлка

В этом году мне исполнилось, ребята, сорок лет. Значит, выходит, что я сорок раз видел рождественскую ёлку. Это много!

Ну, первые три года жизни я, наверно, не понимал, что такое ёлка. Наверно, мама выносила меня на ручках. И, наверно, я своими чёрными глазёнками без интереса смотрел на разукрашенное дерево.

А когда мне, дети, ударило пять лет, то я уже отлично понимал, что такое ёлка.

И я с нетерпением ожидал этого весёлого праздника. И даже в щёлочку двери подглядывал, как моя мама украшает ёлку.

А моей сестрёнке Лёле было в то время семь лет. И она была исключительно бойкая девочка.

Она мне однажды сказала:

— Минька, мама ушла на кухню. Давай пойдём в комнату, где стоит ёлка, и поглядим, что там делается.

Вот мы с сестрёнкой Лёлей вошли в комнату. И видим: очень красивая ёлка. А под ёлкой лежат подарки. А на ёлке разноцветные бусы, флаги, фонарики, золотые орехи, пастилки и крымские яблочки.

Моя сестрёнка Лёля говорит:

— Не будем глядеть подарки. А вместо того давай лучше съедим по одной пастилке.

И вот она подходит к ёлке и моментально съедает одну пастилку, висящую на ниточке. Я говорю:

— Лёля, если ты съела пастилочку, то я тоже сейчас что-нибудь съем.

И я подхожу к ёлке и откусываю маленький кусочек яблока. Лёля говорит:

— Минька, если ты яблоко откусил, то я сейчас другую пастилку съем и вдобавок возьму себе ещё эту конфетку.

А Лёля была очень такая высокая, длинновязая девочка. И она могла высоко достать.

Она встала на цыпочки и своим большим ртом стала поедать вторую пастилку.

А я был удивительно маленького роста. И мне почти что ничего нельзя было достать, кроме одного яблока, которое висело низко. Я говорю:

— Если ты, Лёлища, съела вторую пастилку, то я ещё раз откушу это яблоко.

И я снова беру руками это яблочко и снова его немножко откусываю. Лёля говорит:

— Если ты второй раз откусил яблоко, то я не буду больше церемониться и сейчас съем третью пастилку и вдобавок возьму себе на память хлопушку и орех.

Тогда я чуть не заревел. Потому что она могла до всего дотянуться, а я нет.

Я ей говорю:

— А я, Лёлища, как поставлю к ёлке стул и как достану себе тоже что-нибудь, кроме яблока.

И вот я стал своими худенькими ручонками тянуть к ёлке стул. Но стул упал на меня. Я хотел поднять стул. Но он снова упал. И прямо на подарки. Лёля говорит:

— Минька, ты, кажется, разбил куклу. Так и есть. Ты отбил у куклы фарфоровую ручку.

Тут раздались мамины шаги, и мы с Лёлей убежали в другую комнату. Лёля говорит:

— Вот теперь, Минька, я не ручаюсь, что мама тебя не выдерет.

Я хотел зареветь, но в этот момент пришли гости. Много детей с их родителями.

И тогда наша мама зажгла все свечи на ёлке, открыла дверь и сказала:

— Все входите.

И все дети вошли в комнату, где стояла ёлка. Наша мама говорит:

— Теперь пусть каждый ребёнок подходит ко мне, и я каждому буду давать игрушку и угощение.

И вот дети стали подходить к нашей маме. И она каждому дарила игрушку. Потом снимала с ёлки яблоко, пастилку и конфету и тоже дарила ребёнку.

И все дети были очень рады. Потом мама взяла в руки то яблоко, которое я откусил, и сказала:

— Лёля и Минька, подойдите сюда. Кто из вас двоих откусил это яблоко?

Лёля сказала:

— Это Минькина работа. Я дёрнул Лёлю за косичку и сказал:

— Это меня Лёлька научила. Мама говорит:

— Лёлю я поставлю в угол носом, а тебе я хотела подарить заводной паровозик. Но теперь этот заводной паровозик я подарю тому мальчику, которому я хотела дать откусанное яблоко.

И она взяла паровозик и подарила его одному четырёхлетнему мальчику. И тот моментально стал с ним играть.

И я рассердился на этого мальчика и ударил его по руке игрушкой. И он так отчаянно заревел, что его собственная мама взяла его на ручки и сказала:

— С этих пор я не буду приходить к вам в гости с моим мальчиком.

И я сказал:

— Можете уходить, и тогда паровозик мне останется.

И та мама удивилась моим словам и сказала:

— Наверное, ваш мальчик будет разбойник. И тогда моя мама взяла меня на ручки и сказала той маме:

— Не смейте так говорить про моего мальчика. Лучше уходите со своим золотушным ребёнком и никогда к нам больше не приходите.

И та мама сказала:

— Я так и сделаю. С вами водиться — что в крапиву садиться.

И тогда ещё одна, третья мама, сказала:

— И я тоже уйду. Моя девочка не заслужила того, чтобы ей дарили куклу с обломанной рукой.

И моя сестрёнка Лёля закричала:

— Можете тоже уходить со своим золотушным ребёнком. И тогда кукла со сломанной ручкой мне останется.

И тогда я, сидя на маминых руках, закричал:

— Вообще можете все уходить, и тогда все игрушки нам останутся.

И тогда все гости стали уходить. И наша мама удивилась, что мы остались одни. Но вдруг в комнату вошёл наш папа. Он сказал:

— Такое воспитание губит моих детей. Я не хочу, чтобы они дрались, ссорились и выгоняли гостей. Им будет трудно жить на свете, и они умрут в одиночестве.

И папа подошёл к ёлке и потушил все свечи. Потом сказал:

— Моментально ложитесь спать. А завтра все игрушки я отдам гостям.

И вот, ребята, прошло с тех пор тридцать пять лет, и я до сих пор хорошо помню эту ёлку.

И за все эти тридцать пять лет я, дети, ни разу больше не съел чужого яблока и ни разу не ударил того, кто слабее меня. И теперь доктора говорят, что я поэтому такой сравнительно весёлый и добродушный.

Автор: М. Зощенко, из цикла рассказов «Лёля и Минька»

Обида горькая

Сидит бабушка у окна, ждёт-пождёт внучку Агашу — всё нет её... А на дворе уже вечер поздний и мороз лютый.

Всё прибрала бабушка тайком от внучки и ёлочку крохотную устроила, сластей купила, куклу простенькую. Давеча, как снаряжала девочку, говорила:

— Приходи скорей назад от господ, Агаша. Я тебя порадую.

А она в ответ:

— Я у господ останусь. Меня барышня звала на ёлку. Мне и там хорошо будет...

Ну хорошо, так и ладно. А бабушка всё-таки ждёт — может, одумается девочка и вспомнит её. Ан внучка-то и забыла!..

Идут мимо окна прохожие, в заиндевелые окна не разобрать их; скрипит от мороза звонко под их ногами снег: «Кры-кры-кры...». А Агаши нет и нет...

Давно добивалась Агаша к барышне в гости попасть. Когда барышня Катя больна была, Агашу всё из подвала к ней требовали — утешать барышню да забавлять... Никого из детей к барышне не пускали, только Агашу...

И очень сдружилась барышня Катя с Агашей, пока больна была. А выздоровела — и будто и нет её...

Только как-то под Рождество встретились на дворе, барышня Катя и говорит:

— Будет у нас ёлка, Агаша, приходи. Повеселись.

Вот-то обрадовалась Агаша! Сколько ночей не

спала — всё думала о барышниной ёлке...

Хотела Агаша бабушку удивить.

— А меня, — говорит, — барышня Катя на ёлку звала!..

— Ишь, добрая какая!.. Да куда ж тебе идти? Там, поди, гости важные будут, нарядные... Звала — спасибо ей скажи, да и ладно...

Надулась Агаша, как мышь на крупу.

— А я пойду. Звала ведь!

Покачала головой бабушка.

— Ну что ж, сходи, проведай... А только бы горя какого тебе не вышло, обиды.

— Ещё чего!..

С сожалением глянула Агаша на бабушку. Ничего-то она не знает, ничего не понимает — стар человек!..

В сочельник говорит бабушка:

— Сходи, Агаша, к господам, снеси бельё. Да не засиживайся долго. Мне самой ни встать, ни сесть. А ты самовар поставишь, мы для праздника чайку попьём, а ужо я потешу тебя.

Агаше только того и надо. Забрала узелок — и к господам.

На кухню не попала. Тут её сначала отовсюду гоняли, а потом — кто кастрюлю сполоснуть даст, кто тарелки вытереть, — кто то, кто другое...

Уж вовсе темно стало. Стали гости к господам съезжаться. Пробралась Агаша в переднюю — барышню повидать.

А в передней — толкотня, суматоха — и гостей, гостей... И все разряженные! А барышня Катя — точно ангелок, вся-то в кружевах да в кисее, и золотые кудряшки по плечам рассыпались...

Агаша — прямо к ней бросилась, было, да вовремя её горничная за плечо ухватила.

— Ты куда? Ах, чумазая!..

Оторопела Агаша, забилась в уголок, выждала время, как барышня мимо пробежала, окликнула её. Оглянулась Катя, поморщилась, застыдилась.

— Ах, это ты?.. Повернулась и убежала.

Музыка заиграла — танцы пошли; хохочут в зале дети, вокруг ёлки нарядной бегают, сласти кушают, яблоки покусывают.

Сунулась, было, Агаша, в залу, — оттёр её кто-то из прислуг.

— Кш... ты... не суйся наперёд... Ишь, лезет... Однако барыня увидала, — подошла к ней, ласково взяла за руку.

— Иди, иди, милая, не бойся!.. Подвела к какой-то барыне старой.

— Это, — говорит, — Катина сиделочка! Славная девочка!..

И старая барыня улыбнулась Агаше, по головке погладила, шоколадную рыбку дала. Оглянулась Агаша, — ах, хорошо как!.. Не уходила бы отсюда...

Эх, вот бабушка бы посмотрела! А у них-то и холод, и сырость. Темно...

— Катя, Катя!.. — позвала барыня. — Твоя сиделка пришла!..

А Катя подошла, надула губки и говорит этак через плечо:

— А... это ты? Ну что, весело тебе?.. Фу, какая ты замарашка, — фыркнула, повернулась и побежала прочь...

Барыня добрая в передник гостинцев насыпала, до дверей проводила:

— Ну, иди домой, Агаша, бабушке кланяйся!..

И горько, и обидно с чего-то Агаше. Не того ждала: думала, барышня Катя прежняя будет, какой она во время болезни была. Тогда и болтала с ней, и ласкала её, и всяким сладким куском с ней делилась... А теперь, поди, не подступишься!..

Щемит больно сердце у Агаши. На глазах слёзы проступают, и не до гостинцев ей теперь, хоть они и есть, хоть нет, всё едино...

И тут тошно, и домой возвращаться неохота — бабушка, поди, спать уж легла или ворчать на неё будет, что долго у господ замешкалась... Ах, ты, горе какое!

Куда теперь деваться?

Спустилась вниз, слёзы глотает, — толкнула дверь ненавистную — и обомлела...

Светло в комнатке, уютно...

На столе маленькая ёлка стоит, и свечи на ней догорают. Ёлка-то откуда, скажи на милость?

Бросилась Агаша к бабушке — точно сто лет её не видела... Прижалась к ней:

— Бабушка, миленькая, золотенькая!

Обняла её старушка, а Агаша вся дрожит и плачет, а почему — и сама не знает...

— Заждалась я тебя, Агашенька, — говорит бабушка, — все свечи догорели. Ишь ты, загостилась как у господ, или больно ласково приняли?

Бормочет что-то Агаша — не разобрать — и плачет... Покачала головой бабушка...

— Полно тебе нюнить-то, ради праздника. Что ты, Господь с тобой!.. Говорила я — не ходи туда. Лучше в другой раз... А ты — всё своё. А ты глянь — ёлочка-то у нас с тобой какая кудрявенькая... А ты не держи сердце против них: у них своё, у тебя своё, — всякому зерну своя борозда... Ты у меня славная, ты у меня хорошая — победила ты барышню гордую!..

Хорошо говорит бабушка, ласково, утешливо.

Подняла Агаша зарёванную мордашку, посмотрела на бабушку и говорит:

— Барыня-то за руку меня в залу ввела, а барышня и знать не хочет...

— То-то, молодо-зелено... совестится — не знай чего... А ты, говорю, сердце не держи против неё, — одолей барышню-то... Вот и хорошо тебе – ах, как хорошо, по-Божьему!..

Улыбнулась Агаша бабушке.

— А ну её, — говорит, — пускай её!.. Я ничего...

Оглянулась Агаша, всплеснула руками.

— Ан самовара-то нет... Заждалась меня бабушка. Без чаю сидит, родненькая...

Бросилась в кухню, загремела ведром, загромыхала трубой...

Сидит бабушка. Улыбается — дождалась она внучку: сама, ведь, пришла, сама душу выложила — с бабушкой теперь и останется.

Автор: А. Фёдоров-Давыдов

Рождественский сон

Как хорошо! — думала Катеринка, засыпая, — завтра Рождество и воскресение — можно не идти в школу и утром, до самой церкви, спокойно играть с новыми игрушками, которые кто-то положит под весёлую ёлку... Только вот и мне надо положить туда мой сюрприз — подарки для папы и мамы, а для этого надо будет проснуться пораньше».

И, топнув шесть раз ногой, чтобы не проспать шести часов, Катеринка свернулась калачиком и тут же заснула глубоким и радостным сном.

Но скоро, скоро что-то разбудило её. Она услышала со всех сторон от себя неясные шорохи, вздохи, шаги и какие-то тихие разговоры.

«На каком же это языке говорят? — соображала она. — Как-то ни на что не похоже, но я всё же понимаю — это значит: "Скорей, скорей, звезда уже светит!" О, да ведь это говорят о Рождественской звезде!» — воскликнула она и широко открыла глаза.

И что же? Комнаты больше не было. Она стояла под открытым небом, вокруг колыхалась сухая трава, блестели камни, дышал тихий, тёплый ветер, и по чуть заметным тропинкам тысячи зверей шли куда-то, увлекая её за собой.

«Где это я? — подумала Катеринка. — И почему здесь лишь звери? Что я делаю среди них? Или я тоже зверь? »

Она поглядела на свои ноги в белых сапожках, на свои руки и пёструю юбочку и успокоилась, что осталась всё той же, что раньше.

— Идти, так идти! — сказала она. — Но куда?

— Звезда... звезда... — пискнул кто-то рядом.

Катеринка подняла голову и увидела низкую,

светлую, блестящую, но не ослепляющую, а какую- то мягкую, добрую звезду.

«Рождество, — подумала она, — и мы идём к яслям. Но почему я, а не Николик, Ирина, Сандрик. Они же все лучше меня, и, уж, конечно, всех лучше крошка Майка».

— Лучше, лучше! — прозвенел кто-то у её уха.

— Лучше, конечно, — пискнула мышь у её ног, — но мы все, все за тебя просили!

— Конечно, конечно, — прошептал третий голос, и Катеринка увидела светлые крылья тут же, рядом со своей головой.

«Мой Ангел, — подумала она. — Только он со мной да звери».

А вдали за деревьями уже мелькали огни Вифлеема, и мягко темнела пещера, на которую опускалась звезда.

— Почему же я здесь? — спросила Катеринка.

— Звери просили за тебя, — сказал Ангел. — Ты как-то спасла мышонка от кошки, а он укусил тебя. Ты вынула осу из воды, чтобы она не захлебнулась, и оса ужалила тебя. Звери не забыли своего греха перед тобой и захотели взять тебя с собой в свою самую светлую ночь. Но гляди...

Катеринка увидела спуск в пещеру и в ней высокие ясли. И внезапно такой свет залил её душу и такая радость наполнила её, что она уже ничего не спрашивала больше, а только низко-низко склонилась к ногам Младенца среди Ангелов, птиц и зверей...

Автор: О. Веригина

Похожие статьи:

Рождественский венок своими руками

Святки для школьников. Сценарий

Стихи о Рождестве для детей. Колядки

История празднования Рождества. Рождественские приметы. Рождественские гадания и угощения

Рождество. Сценарий Рождества для школьников

Нет комментариев. Ваш будет первым!